ВКЛ / ВЫКЛ: ИЗОБРАЖЕНИЯ: ШРИФТ: A A A ФОН: Ц Ц Ц Ц

"Детский сад комбинированного вида №38 "Улыбка"

Муниципальное дошкольное образовательное учреждение

"Детский сад комбинированного вида №38 "Улыбка"

Муниципальное дошкольное образовательное учреждение

МЕНЮ
24
февраля
2013

Ребёнок у экрана

Ребенок у экрана

 

По данным ЮНЕСКО, 93% современных детей 3—5 лет смотрят на экран 28 часов в неделю, т. е. около 4 ча­сов в день, что намного превосходит время общения со взрослыми. Это «безобидное» занятие вполне уст­раивает не только детей, но и родителей. Ребенок не пристает, ничего не просит, не хулига­нит, не подвергается риску и в то же время получает впечатления, узнает что-то новое, приобщается к сов­ременной цивилизации. Однако это «безобид­ное» и «безопасное» занятие таит в себе серьезные опасности и может повлечь весьма печальные послед­ствия не только для здоровья ребенка ( нарушение зрения, дефицит движений, испорченная осанка) , но и для его психического развития.  Телевизор все больше заменяет семейное общение, чтение книг, домашнее музицирование, ма­мины колыбельные песенки, бабушкины сказки, бе­седы и разговоры с отцом. Перед вторжением телеви­зора в нашу жизнь наиболее беззащитной и зависи­мой категорией оказываются совсем маленькие дети.

 

Первое из них - отставание в развитии речи.

Специальные исследования показали, что в наше время 25% четырехлетних детей страдают нарушением речевого развития. В середине 70-х годов XX века дефицит речи наблюдался только у 4% детей того же возраста. Таким образом, за последние двад­цать лет число речевых нарушений возросло более чем в 6 раз!

Речь — это не подражание чу­жим словам и не запоминание речевых штампов. Ов­ладение речью в раннем возрасте происходит только в живом, непосредственном общении, когда малыш не только слушает чужие слова, но и отвечает другому человеку, когда он сам включен в диалог. Причем включен не только слухом и артикуляцией, но всеми своими действиями, мыслями и чувствами. Для того чтобы ребенок заговорил, необходимо, чтобы речь бы­ла включена в его конкретные практические дейст­вия, в его реальные впечатления и, главное, в его об­щение со взрослыми.

Современные дети в большинстве своем слишком мало используют речь в общении с близкими взрослыми. Гораздо чаще они поглощают телепрограммы, которые не требуют от них ответа, не реагируют на их отношение и на кото­рые они сами никак не могут воздействовать. Уста­лых и молчаливых родителей заменяет говорливое телевидение.

Однако внешняя разговорная речь - лишь верши­на айсберга, за которой скрывается огромная глыба внутренней речи. Во внутренней речи совершается не только мышление, но и воображение, и переживание, и лю­бое представление — словом, все, что составляет внут­ренний мир человека, его душевную жизнь. Вспоми­ная или мечтая о будущем, переживая потери или яр­кие впечатления, сопереживая или давая себе отчет в своих действиях, мы всегда ведем внутренний диалог с собой. Именно диалог с собой дает ту внутреннюю форму, которая может удерживать любое содержание и обеспечивает человеку устойчивость и независи­мость. Если же эта форма не сложилась, если внутрен­ней речи (а значит, и внутренней жизни) нет, человек остается крайне неустойчивым и зависимым от внеш­них воздействий. Он просто не в состоянии удержи­вать какое-либо содержание или стремиться к ка­кой-то цели. В результате — внутренняя пустота, ко­торую нужно постоянно пополнять извне. Явные признаки отсутствия этой внутренней речи мы можем наблюдать у многих современных детей.

 

В последнее время педагоги и психологи все чаще отмечают у детей неспособность к самоуглубле­нию, к концентрации на каком-либо занятии, отсутствие заинтересованности делом. Дан­ные симптомы были обобщены в картину новой болезни — «дефицит концентрации». Этот вид за­болевания особенно ярко проявляется в обучении де­тей и характеризуется гиперактивностью, ситуативностью поведения, повышенной рассеянностью. Та­кие дети не задерживаются на каких-либо занятиях, быстро переключаются на что-то другое, лихорадочно стремятся к смене впечатлений, однако многообраз­ные впечатления они воспринимают поверхностно и отрывочно, не анализируя и не связывая между со­бой. Им необходима постоянная внешняя стимуля­ция, которую они привыкли получать с экрана.

 

Еще один факт, который отмечают многие педаго­ги, — это резкое снижение фантазии и творче­ской активности детей. Дети теряют способность и желание чем-то занять себя. Они не прилагают уси­лий для изобретения новых игр, для сочинения ска­зок, для создания собственного воображаемого мира. Им скучно рисовать, конструировать, придумывать новые сюжеты. Их ничего не интересует и не увлека­ет. Отсутствие собственного содержания отражается и на отношениях детей. Им неинтересно общаться друг с другом. Замечено, что общение со сверстниками стало более поверхностным и формальным: детям не о чем разговаривать или спорить, нечего обсуж­дать. Они предпочитают нажать кнопку телевизора и ждать новых готовых развлечений.

 

Но, пожалуй, самое явное свидетельство нараста­ния этой внутренней пустоты — повышение дет­ской жестокости и агрессивности. Число пре­ступлений, совершенных детьми и подростками, се­годня резко возросло. Поражает не только жестокость, но и бессмысленность, немотивированность этих дет­ских «шалостей». Раньше, при выяснении отно­шений, драка заканчивалась, как только противник оказывался лежащим на земле, т. е. побежденным. Этого было достаточно, чтобы чувствовать себя побе­дителем. В наше время победитель с удовольствием бьет лежащего ногами, потеряв всякое чувство меры. Сопереживание, жалость, помощь слабому встреча­ются все реже. Подростки бьют (а иногда и убивают) друг друга

«просто так», пото­му что на душе пусто и хочется острых ощущений.

И конечно же бич нашего времени — наркотики. Все больше российских детей и подростков уже име­ют опыт наркомании, причем это число катастрофи­чески нарастает. Уход в наркотики — яркое свиде­тельство внутренней пустоты, невозможности обрести смыслы и ценности в реальном мире или в себе. От­сутствие жизненных ориентиров, внутренняя неус­тойчивость и пустота требуют своего наполнения — новой искусственной стимуляции, новых «таблеток счастья».

 

Иск­лючить телевизор и компьютер из жизни и воспита­ния детей невозможно и бессмыслен­но. Но в раннем и дошкольном детстве, когда внут­ренняя жизнь ребенка только складывается, экран несет серьезную опасность для него.

Компьютерные игры можно вводить только после того, как ребенок освоил традиционные виды  детской деятельности- рисование, конструирование, восприятие и сочинение сказок. И главное— когда он научится самостоятель­но играть в обычные детские игры (принимать роли взрослых, придумывать воображаемые ситуации, строить сюжет игры и т. п.), также отличать игру от реальности.  Просмотр мультиков для маленьких де­тей нужно строго дозировать. При этом родители должны помогать малышам осмыслять происходя­щие на экране события и сопереживать героям филь­мов. Предоставлять свободный доступ к информаци­онной технике можно только за пределами дошколь­ного возраста (после 6—7 лет), когда дети уже готовы к ее использованию по назначению, когда экран будет для них именно средством получения нужной инфор­мации, а не властным хозяином над их душами и не их главным воспитателем.

 

Педагог-психолог, Крюкова Е.В.

© 2016 - 2019. "Детский сад комбинированного вида №38 "Улыбка".